Новость о том, что «Норникель» инициирует большую экспедицию на Таймыр для изучения арктической экосистемы, появилась в середине июня и была принята научным сообществом с большим воодушевлением. 
 
Во-первых, сама по себе экспедиция – предприятие сложное и в организационном, и в финансовом плане. Тем более в Арктике с ее климатом и расстояниями. А во-вторых, подобные экспедиции проводились здесь десятки лет назад и в меньших размерах.
 
Уникальность экспедиции в ее комплексности: в Норильск прилетели специалисты различных направлений - биологи и микробиологи, химики и геохимики, почвоведы, гидробиологи, ботаники, мерзлотоведы. Они отбирали пробы каждый по своему направлению, но в совокупности должна получиться полная и разносторонняя информация об экологии Таймыра. Причем и на сегодняшний день, и с погружением в историю.
 
В состав экспедиции вошли 35 участников из 14 институтов Сибирского отделения Российской академии наук – из Новосибирска, Томска, Красноярска, Якутска, Норильска, Барнаула. Людей подбирали не только по научному статусу, но и по физической форме, по психологическим характеристикам. Ведь им предстояло больше месяца прожить бок о бок в суровых полевых условиях.
 
Каждый день приносил участникам экспедиции новые события. Приятно поразила погода – теплая одежда почти не понадобилась. И столько впечатлений: ночевки в палатках, высокая кухня на костре, заполярные закаты и перелеты за тысячу километров. И главное – новый бесценный опыт.
 
От ручья Безымянного до Карского моря 
 
За месяц полевой отряд отработал 35 зон интереса. Стартовая точка – ТЭЦ-3 возле Кайеркана, где в конце мая произошла утечка нефтепродуктов. Финальная – место впадения реки Пясины в Карское море. А между ними ручей Безымянный, река Амбарная, озеро Пясино и река Пясина. По карте это более тысячи километров.
 
Ученые поясняют: недостаточно отобрать пробы возле промышленного объекта, чтобы установить степень загрязнения. Нужно сравнить эти показатели естественным фоном в изначально чистых местах. Для этого сделали отборы воды в реках Тарея и Дудыпта, которые протекают за пределами Норильского промышленного района (НПР).
 
- Отбор проб – едва ли не самая важная часть, от которой зависит вся дальнейшая работа и качество исследований, - рассказывает руководитель полевого этапа БНЭ Николай Юркевич. - При отборе почвы нельзя пользоваться даже аэрозолями от насекомых, потому что все это очень быстро впитывается. Образцы почв не отбираются металлическими лопатами. И таких тонких моментов много. Существуют свои ГОСТы, мы пользуемся проверенными средствами измерений. Одни и те же параметры будут проводиться несколькими институтами. По части параметров у нас будут межлабораторные сравнения.
 
Всего за пять недель работы полевой отряд собрал около 1700 проб – вода, донные отложения, почва, керны, растения, зообентос. Около полутонны ценного груза уже отправили в лаборатории сибирских институтов.
 
Добавим, что компания «Норникель» обеспечила членов полевого отряда всем необходимым - быстро и надежно решала все организационные вопросы. В частности, организовала катер для работы на озере Пясино и вертолет.
 
Назад в прошлое 
 
- Один из основных вопросов, на которые должна ответить БНЭ, – это оценка фонового состояния. Важно понять, а что такое «нормальный фон загрязнения» для Норильского промышленного района в принципе, без привязок к предельно допустимым концентрациям (ПДК) и другим качественным показателя, - говорит Николай Юркевич.
 
НПР – район специфический. Для него характерны прямые выходы на поверхность горных пород с высокой концентрацией добываемых металлов. За счет выветривания, выщелачивания, вымывания с гор исторически стекает вся таблица Менделеева. Эти прямые выходы можно увидеть даже со спутника.
 
Выходит, что по тяжелым металлам и по микроэлементам территории свойственны определенные и естественные фоновые состояния. Иными словами, превышение ПДК здесь было всегда, до прихода сюда человека. Перед учеными стоит задача определить эти самые естественные фоновые состояния. А для этого нужно уйти в прошлое к тому времени, когда началось промышленное освоение региона и разработка месторождения. То есть к 30-м годам прошлого века. Восстановить хронологию антропогенных загрязнений на Таймыре и помогут исследования донных отложений, полученных с озера Пясино.
 
Продолжение следует 
 
Зампредседателя СО РАН Сергей Сверчков предупредил:
 
- Не стоит в ближайшие месяцы интересоваться у нас какими-либо промежуточными или предварительными результатами. Задача исследователей состоит в формировании целостной картины антропогенных изменений в природе Таймыра. Эта картина, в свою очередь, станет основой для научных рекомендаций по бережному природопользованию и послужит интересам многих субъектов, работающих в Арктике.
Комментарий эколога
 
Важность определения природных значений концентрации химических элементов отметил и красноярский эколог, исполнительный директор открытой экологической платформы «Российские Зеленые» Сергей Шахматов . По его словам, природное превышение показателей содержания химических элементов является общемировой практикой.
 
- Природное превышение концентрации веществ различного типа встречается не только у нас на Севере, но и по всему миру. В частности, наибольшие концентрации всегда наблюдаются в местах залегания полезных пород и металлов – это было подтверждено с помощью независимых исследований. Делать выводы о нанесении ущерба без учета естественного превышения концентрации веществ весьма поспешно. Именно поэтому при анализе территории следует учесть все факторы, в том числе естественный фон, — отметил Сергей Шахматов.  
 
​Автор: Елена Серебровская
 
Фото предоставлены компанией "Норникель"